Фото: сетевое издание «Регионы России»

Экономисты и производители выделяют несколько причин роста цен, среди которых инфляция, ослабевший рубль, ручное регулирование, введение таможенных пошлин и т. д. Так ли это, рассказал глава Воронежского отделения ПАРТИИ ДЕЛА, председатель Совета директоров Группы компаний «Верхнехавский элеватор» Антон Пермяков.

— Тема роста цен на продукты питания за последний год стала одной из важнейших в повестке президента Путина. По его поручению правительство принимает меры, сдерживающие темпы роста и сглаживающие негативные социальные последствия. Рост цен на продукты — это неизбежное явление или исключительная проблема России?

— Рост цен на величину годовой инфляции — это совершенно нормальное явление. Но надо понимать, что это средние цифры — в отдельные годы и даже в разные периоды одного года цены на продукты по объективным причинам могут как повышаться, так и снижаться.

Одна из основных причин колебания цен кроется в законе спроса и предложения. Это основной закон экономики, который работал и 200 лет назад, и сейчас, и будет работать в обозримом будущем. Его суть проста — когда какого-то товара на рынке больше, чем его могут потребить, цена на него падает. И наоборот — если какого-то товара меньше, чем в нём есть потребность, цена на него растёт. Это очень важный рыночный сигнал для предпринимателей, который таким образом регулирует свои объёмы производства-либо увеличивает производство товара, который в дефиците, либо перестаёт производить то, что никому не нужно.

Хорошим ориентиром служат и высокие цены. Если они растут, значит, товара на рынке не хватает, и его смело можно производить какое-то время, пока он будет в дефицитной нише.

Это обычные законы экономики и нормальное явление, с которым не нужно никак бороться. Ровно так же, как не нужно бороться с восходом и заходом солнца. Законы экономики работают так же стабильно, как и законы физики. Мы можем чего-то не знать, не хотеть или не видеть, но это никак не влияет на эффективность их действий.

— Можно ли контролировать темпы роста?

— А какой темп роста можно считать настолько неприемлемым, чтобы его можно было начать контролировать?

— Например, сегодня морковь стоит 10 рублей за килограмм, а завтра — 110 рублей.

— Во-первых, за одни сутки такой скачок цен маловероятен, потому что цена формируется из многих факторов и становится следствием причин, а не наоборот. Кроме того, надо учитывать, что история ценообразования каждого отдельного продукта развивается по индивидуальному сценарию. У моркови со свеклой одна история, у сахара другая, у мяса третья, поэтому каждый случай лучше рассматривать отдельно.

Что касается моркови, то цена на нее стала активно расти тогда, когда запасы прошлого года истощились, а новый урожай ещё не вырос. Привычная ситуация в этом году усугубилась за счёт закрытия границ и падения покупательской способности россиян, объём импорта заметно сократился. А именно импортные овощи часто закрывали потребность в этот переходный период. Но по мере сбора нового урожая цены, я уверен, скорректируются.

Справедливости ради надо отметить, что морковь — это не продукт первой необходимости. Норма потреблени её в год составляет 5–6 кг, то есть не больше полукилограмма в месяц — разницу в пару десятков рублей большинство и не заметило, если бы СМИ не раздули тему.

С другой стороны, резкий взлёт цен — это повод обратить внимание на проблемы отечественного овощеводства, на недостаток современных хранилищ, отсутствие логистических центров, снижающийся объём посевных площадей и т. д.

— Обосновывая высокие темпы роста цен на продукты, правительство говорит об эффекте, который оказал на российскую экономику коронавирус. Каково влияние пандемии на рост цен?

— Влияние пандемии может быть значительно в тех отраслях, где используется много ручного труда и по каким-то причинам невозможно повсеместное внедрение средств механизации и автоматизации. Закрытие границ и снижение количества иностранной рабочей силы в этом случае, конечно, сыграли отрицательную роль.

— А если локдауны, вызванные ковидом, будут сняты, повлияет ли это на цену продуктов?

— Насколько я знаю, тема с локдаунами уже неактуальна — вместе с массовой вакцинацией мир понемногу возвращается в нормальный режим функционирования.

Однако говоря о росте цен на продукты, надо понимать, какие именно продукты мы имеем в виду. К примеру, свинина за последние десять лет подорожала значительно меньше, чем была величина инфляции. Шея как стоила тогда 300–350 руб. за кг, так стоит и сейчас. Притом что доллар с тех пор вырос в два раза, соответственно, выросла и себестоимость продукта.

Если говорить про цену на пшеницу, то правительство административными мерами установило низкие цены, чем, собственно, снизило желание у земледельцев инвестировать в производство этой культуры. Делалось это под странными намерениями снизить цены на хлеб, однако сейчас идёт разговор о том, что цена на хлеб должна вырасти процентов на 7–10 уже в августе, поскольку, по словам участников рынка, возросла стоимость упаковки, сырья и транспортных перевозок.

— По поручению президента Путина правительство проводит политику регулирования цен. Многие экономисты раскритиковали такой подход: по их мнению, волюнтаристские решения в полностью рыночной сфере — производства и продажи продуктов питания — работать не будут. Более того, некоторые эксперты полагают, что такая политика приведёт к дефициту и «сжиманию рынка». Как Вы оцениваете политику регулирования цен, выбранную правительством? Согласны ли Вы с выводами экспертов?

— Я согласен с этими экспертами и абсолютно уверен в том, что ограничение цен приводит к снижению инвестиций в отрасль, что влечёт за собой снижение объёмов производства, которое, в свою очередь, приводит к дефициту товаров и повышению цен на них.

Давно замечено, что как только власть начинает искусственно регулировать цены, пустеют полки в магазинах и падает производство. Вместо того, чтобы оказывать адресную помощь тем, для кого повышение цен на продукты питания является проблемой, власти подрезают предпринимателям крылья, не давая развиваться и строить долгосрочные планы. Альтернативой ручного регулирования цен могло бы стать поступательное развитие промышленности и сельского хозяйства, которые могут обеспечить людей работой и достойной заработной платой. Правда, этот путь занимает не один день и не приводит к сиюминутным эффектам.

Если говорить о стремительном росте цен на продовольствие, то среди главных причин я бы отметил и плохие прошлогодние урожаи в некоторых регионах на некоторые сельхозкультуры и нарушения логистических цепочек из-за пандемии коронавируса.

Есть и ещё один немаловажный фактор для понимания природы нынешней продовольственной инфляции — речь идёт о политике низких, вплоть до нулевых, процентных ставок, которой придерживаются основные мировые центробанки. Деньги сейчас стали доступны как никогда — в период пандемии объём ликвидности резко вырос в рамках программ количественного смягчения. Иными словами, мировые державы включили «печатный станок» и вбросили на мировой рынок триллионы долларов.

— Если говорить о конкретных категориях товаров, то с чем, по-Вашему, связан рост цен на мясо курицы, гречку, морковь, подсолнечное масло, хлеб и т. д.?

— Повторюсь. Каждый продукт имеет свою историю ценообразования, поэтому давайте начнём по порядку.

Рост цен на курятину вызван целым рядом факторов, и один из них тот, что в России нет своего инкубационного яйца в достаточном количестве. И когда Россельхознадзор ввёл ограничения на ввоз яйца в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой в странах-поставщиках, на рынке возник дефицит яйца, которое, естественно, выросло в цене и потянуло за собой рост цен на курицу.

На рынке гречневой крупы, насколько мне известно, сегодняшняя напряжённость существует из-за того, что нет экспорта (он закрыт до 31 августа) и, соответственно, нет сбыта. Это тоже говорит о снижении инвестиционной привлекательности в дальнейшем. Многие крупные предприятия закрылись до лучших времён.

Что касается растительного масла, то здесь главную роль сыграло повышение цен на мировом рынке на все растительные масла — подсолнечное, рапсовое, соевое. А поскольку мы являемся частью мирового рынка, то цена выросла и в России. Но в этом нет ничего страшного. Сколько растительного масла потребляет один человек в месяц? Один литр? Значит, его расходы увеличатся на 10–20 рублей в месяц.

Что касается цены на хлеб, то она держится на одной отметке, несмотря на колебания цен на зерновые и муку. А всё дело в том, что в цене килограмма даже самого хорошего хлеба содержится очень незначительная доля стоимости зерна. Соответственно, если зерно подорожает или подешевеет на 20%, то стоимость буханки вырастет или снизится рубля на два-три. Но мы этого не видим! Видимо, потому, что в производстве хлеба определяющую роль играет всё же не зерно.

Если произвести такие же расчёты по другим основным продуктам, а потом суммировать все дополнительные расходы, то окажется, что рост цен приведёт к тому, что человек потратит около 600 рублей в год, исходя из нормы потребления этих продуктов. А если эту цифру умножить на 20 млн бедных, то получится 12 млрд рублей. Это не такие большие деньги в масштабах страны и нашего бюджета. Но вместо того, чтобы оказать адресную помощь малоимущим слоям населения и просто увеличить выплаты пенсий и пособий на разницу цен, правительство поставило рынок в форс-мажорную позицию и отобрало у аграрной отрасли как минимум 200 миллиардов рублей. С одной стороны, правительство хочет, чтобы инвестиции в производство увеличивались и многое делало для этого, а сейчас одним махом выдернуло из фундамента краеугольный камень инвестиций — доверие инвесторов к проводимой политике.

— Влияют ли сезонные факторы на рост цен в некоторых категориях?

— Да, конечно. Но это касается в основном овощей и фруктов. Кстати, новый урожай моркови и картофеля, по данным Росстата, уже доехал до многих магазинов, и цена на них начала резко снижаться.

— Какую стратегию сдерживания роста цен должно, на Ваш взгляд, принять правительство? Какие механизмы будут эффективны, с одной стороны, и безопасны для рынка, с другой? Можно ли в принципе регулировать цены административными методами?

— Политика сдерживания цен нецелесообразна ни в каком виде — ни в настоящее время, ни в ближайшей перспективе. Именно потому, что она влечет за собой дефицит товаров и рост цен. Правительство должно проводить политику помощи бедным, в том числе и через продуктовые карты или выплаты пособий.

Есть ещё одна причина, по которой правительству не стоит регулировать цены. Нет смысла регулировать цены на конечную продукцию, не учитывая цены на всё, из чего эта продукция производится (в растениеводстве это горюче-смазочные материалы, средства защиты растений, удобрения, сельхозтехника, семена и многое другое, цена на которые напрямую зависит от инфляции, валютных колебаний и монопольного диктата). Но тогда придётся начать регулировать и уровень зарплат и можно будет смело говорить о воцарении у нас плановой экономики. Чем закончилась плановая экономика в СССР, наверное, многие ещё помнят.

Но пока мы, слава богу, ещё живём в условиях рыночной экономики, даже теоретические размышления на эту тему неуместны. Сегодня лучше говорить о том, что нужно помогать слабым и давать возможность заработать сильным, то есть производству, которое само разберётся, чем ему заниматься, само найдёт ниши и востребованные продукты. А правительство должно создавать условия и вырабатывать чёткие и понятные правила игры, создавать работающую систему, а не вмешиваться в отдельные процессы, ломая функционирующие звенья цепочки.

— Можно ли воспользоваться рычагами фискального и монетарного регулирования? Возможно ли применение рыночных механизмов, если да, то каких?

— Если правительство отмечает, что с некоторыми продуктами могут возникнуть какие-либо проблемы, оно может создать такие условия, чтобы предприниматели захотели заниматься именно этим направлением. Ровно такая история произошла в начале 2000-х в свиноводстве и птицеводстве: когда встала задача снизить импорт мяса в рамках Программы продовольственной безопасности, свиноводам и птицеводам создали привлекательные условия по кредитам, субсидиям, налоговым льготам и так далее. Предприниматели услышали этот запрос и моментально развернули производство мяса по всей стране. Понадобилось всего несколько лет, чтобы потребность в мясе была закрыта на 100% и Россия от импорта перешла к экспорту мяса.

То есть у нас есть совсем недавний положительный опыт, как это работает.

Что касается регулирования цен и рынка, то, на мой взгляд, всю административную мощь лучше направить на контроль монополий и наказание картельных сговоров. Собственно, для этого в стране есть Федеральная антимонопольная служба, которая отслеживает подобные процессы.

— Аналитики предсказывают снижение спроса в непродуктовых сферах вследствие увеличения расходов домохозяйств на продукты. Согласны ли Вы с такими оценками? Как подобное «перетекание» скажется на экономике в целом и не создаст ли эффект обратного мультипликатора?

— Да, мы сейчас живём в ситуации мирового экономического кризиса, поэтому доля расходов домохозяйств на продукты питания заметно выросла. Чтобы не возникало никаких перекосов, надо укреплять экономику, развивать производство, создавать рабочие места, повышать уровень заработной платы — чтобы траты на еду в структуре расходов не составляли львиную долю семейного бюджета, а колебания цен на отдельные продукты в размере 10–20 рублей не отражались катастрофическим образом на кошельках наших граждан.

— Выходит, что регулировать цены не нужно, а задача государства — повышать инвестиционную привлекательность путём создания определённых условий?

— Да, конечно, но надо помнить ещё один фактор: любое ограничение цен — это, в первую очередь, снижение уровня налоговых поступлений. Цены ниже — наполняемость бюджета меньше, меньше НДС, меньше налога на прибыль и т. д. А меньше налогов — меньше средств на выплаты пособий нуждающимся.

Главная задача государства — создать комфортные условия для производителей. За это мы как раз и выступаем. Так Новый курс ПАРТИИ ДЕЛА направлен в частности и на развитие малых крестьянских хозяйств. Пересмотр правил государственной поддержки в отрасли будет способствовать развитию сельских территорий. Необходимо стимулировать экспорт сельхозпродукции и её переработку, предоставлять аграриям дешёвые кредиты, создавать системы кооперации для мелких фермеров, которые сейчас за мизерную цену продают поодиночке своё сырьё перекупщикам.

Мне кажется, принимая глобальные решения, нужно ориентироваться на долгосрочные эффекты и просчитывать последствия, а не поддаваться сиюминутным популистским настроениям. Тогда экономика будет развиваться в нашей стране ровно, последовательно и предсказуемо.


Источник: сетевое издание «Регионы России»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Президент предложил разовые выплаты для пенсионеров и военных