Фото: life.ru

В своем сообщении о встрече с кредиторами и крупными владельцами облигаций Роснано указало, что на повестке было обсуждение финансовых результатов её работы и возможные сценарии реструктуризации долгов. Источник Forbes, знакомый с организацией переговоров, рассказал, что на встречу пригласили кредиторов с общим объемом обязательств более 70% от общего долга, среди них — Совкомбанк, банк «Санкт-Петербург», Промсвязьбанк и другие.

По словам собеседника издания, объем исторически накопленных обязательств Роснано составляет около 148 млрд руб. За период с 2013 по 2021 годы компания выплатила кредиторам более 120 млрд руб. в виде процентов, добавил источник, знакомый с организацией переговоров Роснано. «С учетом непропорционального долга и завышенных процентных ставок, начало открытого диалога с кредиторами — логичный и закономерный процесс», — сказал источник.

Между тем, экономист, бывший замминистра финансов и зампред ЦБ при Ельцине Сергей Алексашенко подсчитал, что в 2007–2011 годах государство дало Чубайсу в управление 105 млрд руб. ($4 млрд по курсу того времени), а на середину 2021 капитал Роснано составил $353 млн, и только потому, что МСФО разрешает засчитывать часть кредитов в капитал. Этот так называемый «добавочный капитал» составляет $813 млн, то есть, по мнению Алексашенко, от собственно государственных денег у Роснано ничего не осталась — «дырка от бублика», а вернее — минус $460 млн.

Интересно, что в 2020 году Анатолий Чубайс ушел с поста руководителя Роснано на должность спецпредставителя президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития. Отставка «непотопляемого» руководителя госкомпании проходила под соусом проведения реорганизации институтов развития и повышения их эффективности. А по факту, как предполагает Сергей Алексашенко, к тому времени из Роснано «вынесли всё или почти всё», а Чубайса просто вывели из-под удара? Повторимся, это говорит один из экономистов либерального же крыла. Экономист Сергей Глазьев указывает, что хоть они и расходятся во взглядах с Алексашенко, но «считать он умеет и в воровстве не замечен, человек принципиальный».

При этом нет никакой уверенности, что на Роснано все закончится. Есть ещё Сколково и другие подобные проекты. Зачем государству такие компании — чтобы, как принято выражаться, «освоить» научно-технический прогресс? Роснано, по сути, было попыткой альтернативной организации науки в России, так считает член Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА, исследователь экономической политики Андрей Паршев.

«Мы говорили об этом тогда, когда это начиналось — и Сколково, и Роснано. Есть понятие стартап, и никто не гарантирует, что стартап будет успешным. Ну, так и получилось, что он оказался неуспешным, деньги в него вложены, не дали отдачи и, скорее всего, не будут возвращены. И ведь никто даже не определил, что это за нанотехнологии, что имелось в виду», — говорит он.

Но гораздо важнее, по его словам, что никто в мире на самом деле не зарабатывает на разработке и продаже технологий. Весь заработок идёт на продукции, которая произведена по ним. Более того, во всех государствах технологии не то, что не продаются, они строжайше охраняются, и немало людей сидят в тюрьмах за попытки их кражи.

И, наконец, главное: в стране, которая не является производящей, не контролирует и не способствует развитию производства, не может быть каких-то островков высоких технологий, которые непонятно где и кем будут применяться для извлечения прибыли. Вряд ли кто-то знает о том, для каких последних крупных проектов оказались полезны разработки «роснаноподобных» компаний.

«Если мы возьмём такие значимые проекты, как строительство моста в Крым, то там наши проектировщики работали, слава богу, у нас есть хорошие проектировщики, но многие ключевые технологические моменты были иностранные», — констатирует Андрей Паршев.

Например, иностранными были домкраты, которые поднимали гигантские арки мостов. Подводный кабель, который обеспечил энергомост, поставили китайцы, потому что другие производители побоялись американских санкций и не сделали этого. Или взять завод по сжижению газа на севере, он практически полностью разработан иностранцами, в частности, это были американские, немецкие, китайские разработчики.

«В советское время наши учёные заслужили высочайшее доверие и у народа, и у руководства страны, когда была решена ядерная проблема, ракетная проблема, были учёные Ландау, Лифшиц, Курчатов и так далее, перечислять можно много. Потом, после развала СССР, у нас возникла комбинированная проблема, научно-производственная, когда никак наука в производство не идёт, никак не получается высокотехнологичная продукция. И поэтому возникла вот такая идея у наших „эффективных менеджеров“ — создать параллельную научную систему, которая должна на других принципах работать, но, к сожалению, проблема внедрения не решена — мы чего-то делаем, а получается всё какое-то удовлетворение любопытства», — считает Андрей Паршев.

По его словам, вся эта ситуация с Роснано говорит о том, что у нас не получилось вписаться в научно-технический прогресс, в альтернативную организацию науки. Горькая правда состоит в том, что всё новое — это хорошо забытое старое. И история современной России доказывает лишь то, что у нас неважно получается всё новое, если оно не коренится в разработках ещё советского периода.


Источник: ИА «Накануне.RU»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Фермеры начали продавать овощи россиянам на год вперед: так дешевле