Константин Бабкин: Мы хотим показывать человека труда с позитивной стороны - Партия Дела
Присоединиться
Фото: пресс-служба фестиваля "Время, вперёд!"

Экспозицию представят около 200 работ. По словам главного идеолога фестиваля, лидера ПАРТИИ ДЕЛА, президента Ассоциации «Росспецмаш» Константина Бабкина, в этом году будут представлены не только живопись и графика, но и скульптуры, произведения декоративно-прикладного искусства художников за авторством как профессионалов, так и любителей.

В интервью изданию Накануне.RU Константин Анатольевич рассказал, как возникла идея появления единственного фестиваля, чествующего человека труда, кто приходит в галерею, чтобы посмотреть на созидательный труд, представленный современными художниками, и как меняется искусство сегодня.

— Константин Анатольевич, фестиваль «Время, вперёд!» отмечает в этом году юбилей – пять лет. Как возникла идея создания такого проекта, что на это решение повлияло?

— Я люблю живопись, особенно 20 века, у меня есть своя коллекция. В живописи изображается то, чем общество живет, о чём думает. Искусство соразмерно представлениям людей о важном, о проблемах, которые перед ними стоят.

Допустим, художники-передвижники писали про быт обычных людей, они впервые показали жизнь человека невысокого социального уровня – не министра, не дворянина, а продвинули эстетику реализма, который развивался самобытно, показывал жизнь русских людей. Потом уже появилось искусство модерна. Нестеров, Васнецов, национальный романтизм, возврат к русской истории. Это те проблемы, которые волновали общество, те вопросы, которое оно решало в конце XIX века – в начале XX века. Потом появилась революционная, авангардная живопись. Черный квадрат, абстрактное искусство – тоже определённая ломка взглядов на общество, отбрасывание старых устоев.

— Во многих своих интервью вы говорили, что тема труда незаслуженно пропала из сферы искусства. Чем вы это объясняете? Почему так случилось, что со времен СССР мы не видим в галереях, в кино и в музыке сварщиков, комбайнеров и электриков?

— Да, с развитием социализма, во время индустриализации, в сталинское время появился соцреализм. В этот момент всё было сосредоточено на развитии, потому главным героем стал человек труда. Дальше на искусстве отразилась уже война, но тема созидателя, учёного, рабочего, инженера всегда была главной в искусстве той эпохи. После войны стиль стал более эмоциональным, менее реалистичным, но все же оставался таковым. Это был хемингуэевский подход к восприятию, лаконичный, четкий, правдивый. Обществу хотелось меньше парадности, больше сдержанных эмоций, что тоже отражало дух времени.

Но после 70-х годов, даже с середины 70-х, мне искусство перестало быть понятным. Те картины, которые рисовали в 80-ые и тем более в 90-ые, мне не хотелось рассматривать, коллекционировать, покупать. Я их не понимал. Потерялся стержень, потерялся целостный взгляд. Я не берусь сформулировать, в чём состояли идеи, которые реализовывали художники. Может быть, копирование западных образцов так повлияло. Но потерялся созидательный дух. Сперва перестали рисовать одухотворенные картины, а потом мы потеряли страну.

— Что изменилось сейчас?

— Сейчас я хожу по выставкам современного искусства, и оно меня вообще не трогает – абсолютная пустота в нём, хочется отвернуться. Но общество живет, развивается, современные проблемы есть. Тем более проблемы, с которыми я сталкиваюсь, проблемы развития производства, необходимость экономического возрождения страны, решения социальных вопросов. Общество не стоит на месте, а искусство этого не показывает.

Мы встретились с руководством Московского художественного института имени В. И. Сурикова Анатолием Любавиным, другими профессорами и поговорили о том, что люди работают, трудятся, хотят чего-то добиваться, а в искусстве этого нет. И это неправильно. И мы пригласили студентов и преподавателей суриковского института приехать на «Ростсельмаш». Они приехали, сходили по цехам, порисовали, и из их произведений получилась хорошая выставка. Потом она была показана в других местах, всем понравилось, тема живая и отражает современное состояние общества. Не все проблемы, но созидательную его сторону, а это самое важное, я считаю.

— Что такое труд для вас? И что в рамках страны значит простой рабочий человек?

— Мы хотим показывать человека труда с позитивной стороны, а не как человека безысходности, как это было в 90-ые. «Мрачняка» и на других выставках полно. Для человека всегда в радость позитивный, созидательный труд. Но это совсем другое искусство. Здесь мало улыбающихся лиц почему-то. Не так уж парадно получаются эти картины. Образ далеко не гламурный. Изображаются не только рабочие, но и инженеры, люди интеллектуального труда тоже присутствуют на полотнах.

Кто для меня человек труда? Это человек, на котором всё держится. Бездельников, блогеров полно и на телевидении, и в интернете, их продвигают, и вырастает поколение «даней милохиных». Для меня это деструктивные образы. А человек труда — это то, на чем общество держится, но, кроме нашего проекта, я что-то других подобных не знаю. Мы важнейшую часть жизни России показываем. Проект выполняет не только эстетическую функцию, но и практическую. Все больше художников вовлекается в фестиваль, все больше предприятий.

— То есть вы тем самым поддерживаете не только рабочих, показывая, как важен их труд, но и влияете на искусство? Находится все больше творцов, которые готовы изображать человека труда и отдаваться теме созидания, зная, что их картины не останутся невостребованными?

— Да, я знаю нескольких художников, которые, если бы не поучаствовали в нашем проекте, если бы их картину не выставили в залах Третьяковки, то они, может быть, и бросили бы свою работу. Мы поддерживаем тем самым людей с созидательным направлением мысли.

— Пять лет уже фестиваль существует, выставка часто менялась. Расскажите, какие были перемены, с чем они были связаны? Как менялись члены жюри, как проходят процессы на «внутренней кухне»?

— Жюри остается, состав не сильно меняется: действительный член Российской Академии художеств, профессор, ректор МГАХИ им. Сурикова Анатолий Александрович Любавин, народный художник России Сергей Гавриляченко – основа жюри. Кто-то включается в проект, кто-то не может приехать в напряженные предновогодние или новогодние дни, не всем удается реально участвовать в наших проектах. В целом, жюри – это представители искусства и люди, имеющие представительство в промышленности. А «внутренняя кухня» довольно простая – мы коллективно отбираем работы.

— Да, мы обсудили человека труда, художников, которые находят вдохновение в теме созидания и сам проект. А интересно, кто ходит на эти выставки, кому сегодня интересна эта тема? Это обычные люди или сугубо рабочие, промышленники?

— На самом деле, мы не проводили такого среза – кто именно ходит на наши выставки, но мы рады всем. Приходят те же люди, что и ходят в Третьяковку. Молодёжи много приходит, что заставляет верить в будущее. Я бы сказал, что молодёжь доминирует там, превалирует. Мы возим выставку по регионам, организуем в разных городах выставки из работ участников нашего фестиваля. Каждая экспозиция живет в течение года, так что вы можете представить, сколько людей приходят посмотреть на картины, это разные люди, тема интересна всем. И этот интерес растет, потому и выставка расширяется. Поначалу мы выставляли 50 работ, сейчас их больше 200.

— Что нас ждет на выставке в этом году?

— Там будут и скульптуры, и графика, и инсталляции, и прикладное искусство. Беседы и обсуждения будут вести и искусствоведы, и философы, будем рассуждать о путях современного искусства, и о пути России — куда ей развиваться, глядя в отражение именно такого искусства, благодаря которому и можно добиваться высот.

 

Источник: Накануне.RU

Следующая новость
ПАРТИЯ ДЕЛА в Республике Алтай имеет хорошие перспективы в этом политическом сезоне