Максим Калашников: Развитие собственных коллайдеров – приоритетная задача для России - Партия Дела
Присоединиться
Фото: Eto shorc/CC BY-SA 4.0

Об этом ранее заявил официальный представитель организации Арно Марсолье. Соглашение перестанет действовать с 30 ноября 2024 года.

«На данный момент у нас менее 500 пользователей, которые все ещё связаны с какой-либо российской организацией, большинство из которых не проживает в этом регионе [в Швейцарии]», — отметил он (цитата по «РИА Новости»).

Известно, что учёные Института ядерной физики им. Г.И. Будкера Сибирского отделения РАН (ИЯФ) начали проектировать свой новый электрон-позитронный коллайдер. Об этом сообщил замдиректора научного учреждения Евгений Левичев.

«Сейчас коллайдер активно у нас разрабатывается, мы хотим его сделать как можно более дешёвым и быстро, поэтому мы планируем использовать свою собственную инфраструктуру. Если говорить об энергии пучка, то это энергия от 1 ГэВ до 2,1 или 2,2 ГэВ, там светимость на порядок выше, чем достигнутая раньше», — сказал он.

ИЯФ занимался созданием ускорителей ещё в советские годы, напоминает член Федерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, писатель-футуролог Максим Калашников.

«Ускорители, то есть коллайдеры, были основной задачей института. Специалисты сумели сохранить и производственную базу, и кадры. За это им можно памятник ставить! Уже при своём основателе Герше Ицковиче Будкере ИЯФ начал производить ускорители для промышленности и народного хозяйства. Создание адронного коллайдера – это очень важная задача. Поскольку, чем больше его энергия, тем глубже мы проникаем в строение материи, вещества и больше понимаем, что с ним надо делать. Это добыча основных, фундаментальных знаний, из которых будут рождаться новые технологии», — подчёркивает эксперт.

По его мнению, в текущей ситуации это ещё и вопрос репутации России, который должен стоять в приоритете.

«Это марка! Ускорители ИЯФ нужны для реализации задач, поставленных Президентом во время своего Послания Федеральному собранию до 2030 года. Там был объявлен приоритет – атомная энергия, исследования в области ядерной энергетики. Это и будет реализацией, осуществлением заявленного приоритета. Я был в ИЯФе, институт смог продержаться, его преемники оказались людьми достойными, а не «эффективными манагерами». ИЯФ был и остаётся уникальным явлением. И эта задача – по адресу. Эти люди не украдут, они будут делать своё дело», — заключил Максим Калашников.

О том, как Институт ядерной физики Сибирского отделения РАН выжил после развала СССР и как ему удалось не только сохранить, но и развить успешную научную деятельность читайте по ссылке.

Следующая новость
ПАРТИЯ ДЕЛА помогла команде из Республики Алтай с выездом на Первенство России по панкратиону