Россия – страна-кубышка, которая накопила 200 триллионов рублей, и не инвестирует в своё развитие - Партия Дела
Присоединиться

В рамках дискуссии профильные эксперты обсудили возможности привлечения цифровых финансовых активов предприятиями, механизмы монетизации технологий в России и поддержку высокотехнологического бизнеса в индустриальных зонах и технопарках.

Открывая конференцию, член Федерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, председатель Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике ТПП РФ Владимир Гамза напомнил, что Россия в новое время даже не пыталась реализовать программу технологического суверенитета. В 2020 году был издан Указ Президента о национальных целях перехода от сырьевой экономики к технологической. Его реализации помешали пандемия и другие события, но обозначенные в этом программном документе цели остались. Сейчас готовятся новые стратегические решения, которые будут опубликованы в мае, но обозначенная в 2020 году модель в них сохранится.

«Чтобы начать модернизацию, нам нужно понять, где Россия находится в мире. По ВВП на душу населения, а это главный показатель способности экономики к развитию, мы на 60-м месте среди всех стран. По реальному росту ВВП – на пятом месте. Это очень хорошо, но впереди Турция и Индонезия. Так что конкуренция очень жёсткая и Президент будет требовать дальнейшего роста. Но в этом году, к сожалению, все показатели будут ниже в два, а то и в три раза. Основная проблема – безработица, которая на самом деле показывает отсутствие серьёзного кадрового потенциала для нашей экономики. Во всём мире считается недопустимым снижение безработицы ниже уровня 4%. При достижении этого показателя люди перестают эффективно трудиться – у них нет проблемы поменять одно место работы на другое», — сказал эксперт.

Владимир Гамза привёл и другие тревожные факты: в прошлом году просело сельское хозяйство и уменьшилась добыча полезных ископаемых. Самое главное – за последние 30 лет Россия растеряла примерно половину промышленного потенциала. Сейчас реновации требуют почти 40% всех действующих предприятий.

«На это накладывается очень высокая нетоварная импортозависимость, поэтому есть угроза остановки производств, которые используют зарубежные компоненты. Огромная беда – станкостроение, которое мы практически полностью потеряли. Это ахиллесова пята на сегодня, но в ближайшее время появится федеральная целевая программа по восстановлению производства отечественных станков. Предполагается, что у нас появится 25 новых заводов», — заявил спикер.

Эксперт напомнил, что во всём мире развитие экономики обеспечивает финансовый рынок, а в нашей стране – наоборот. Поэтому здесь нужна реформа. Сейчас Россия – страна-кубышка, которая накопила огромный объём сбережений примерно в 200 триллионов рублей, но инвестиций даёт только 20% от ВВП, когда необходимый минимум – 25%. В Китае – 42%, что называется, почувствуйте разницу.

Владимир Гамза предложил ввести единый стандарт оценки для всех государственных институтов развития. Чтобы бизнес один раз получил одобрение своего проекта и пользовался всеми доступными мерами поддержки, не проходя заново эту процедуру. Все ответственные за развитие экономики организации должны перейти на формат работы проектного финансирования и нести риски вместе с предпринимателями.

«Сейчас им говорят – принеси гарантию банка, а потом приходи. Необходимо также, чтобы Центральный Банк начал непосредственное участие в технологическом развитии», — уверен он.

Председатель комиссии по развитию региональных финансовых институтов Совета торгово-промышленной палаты России по финансово-промышленной и инвестиционной политике Андрей Толстиков, поделился инструментами, которыми могут пользоваться для своего развития высокотехнологичные компании.

«Сегодня существуют ключевые инструменты для таких предприятий. Первое – заключение офсетных контрактов с долгосрочными гарантиями государства по выкупу продукции на горизонте 10 лет. Со встречными обязательствами инвестиционной компании построить промышленное производство. Механизм эффективный, но сегодня мало применяемый. Он закреплён законодательно и изначально был написан для Москвы и Санкт-Петербурга. Этот механизм должен развиваться. Второе – выпуск корпоративных облигаций. Все затраты компаний по выходу на этот рынок должны на 100% субсидироваться за счёт регионального или федерального бюджета. И должен быть автоматический выкуп в объёме 30% корпоративных облигаций институтами развития», — отметил он.

По данным Андрея Толстикова, сегодня в России разработано около 10 тыс. мер поддержки бизнеса, поэтому государству следует завершить формирование этого пакета и перейти в режим «точной настройки».

«Нужно обеспечить быстрое и чёткое соединение различных комбинаций этих инструментов, сокращая сроки и удобство их предоставления, уменьшать документооборот и бюрократию. Власти в регионах должны чётко понимать: за какой помощью и в какой точке «жизни» компании она за ней обратится. Кому нужна льготная земля, кому – субсидирование затрат на инженерные сети, а кому необходим льготный лизинг. Очевидно, что стоит заканчивать заставлять высокотехнологичного инвестора регулярно собирать пакеты документов и ждать их оценки», — подчеркнул спикер.

Ещё один участник дискуссии – исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ Кирилл Косминский – перечислил имеющиеся на сегодня тенденции в экономических отношениях. Мы наблюдаем ситуацию, когда представители разных отраслей собираются на платформах начиная с «Авито» и заканчивая маркетплейсами, в том числе, промышленными.

«Это так называемая шеринговая экономика или экономика совместного потребления. Также наблюдается децентрализация финансовой системы – она просто трансформируется, появляются новые технологические серверы, например, быстрые удобные платежи. Происходит трансформация того, как традиционные консервативные структуры, существовавшие многие десятилетия, предоставляют финансовые услуги. И децентрализация системы проявляется в том, что появляются инвестиционные, краудфандинговые платформы и другие виды посредников», — обратил внимание спикер.

Дополнительные резервы для модернизации лежат даже не в сфере движения денег, а в сфере формирования коммуникационных пространств, которые позволят сократить время на принятие верных решений. Такое мнение высказал в ходе дискуссии генеральный директор Ассоциации развития финансовой грамотности Вениамин Каганов. По его словам, в дальнейшем проблема коммуникации будет только обостряться и её придётся решать.

«Мы в качестве аргумента создали консорциум – Евразийскую профессиональную школу и вместе с коллегами из стран ЕАЭС развиваем систему профессионального образования, подготовки рабочих кадров и крайне нуждаемся в контактах с крупным и средним бизнесом, который в этом заинтересован, потому что по одиночке этот вопрос не решить, только путём совместных усилий», — заявил он.

Отметим, в Москве вот уже в 11-й раз проходит Московский экономический форум. Ключевая тема МЭФ в этом году  – «Политический ландшафт изменился. Экономика. Культура. Новые ориентиры». На полях форума встречаются ведущие эксперты в сфере экономики, финансов, промышленности, сельского хозяйства. В ходе дискуссий происходит выработка стратегических решений и конструктивных программ, направленных на развитие экономической, промышленной и внешнеэкономической политики России. За всё время существования МЭФ в нём приняли участие свыше 15 тыс. участников из 40 стран мира.

Следующая новость
Константин Бабкин: МЭФ – единственный экономический форум, на котором говорят не о деньгах, а о людях