По сравнению с 2013 г. отгрузка сельхозтехники с отечественных предприятий увеличилась в 3,3 раза, ее доля на внутреннем рынке выросла с 24% до 60%. Машиностроители освоили новые виды техники, в 2019 г. на рынок выйдут четыре новые модели, но это заслуга инвестиций еще прошлых лет. Сегодня заводы поставили свои программы на паузу, так как на федеральном уровне нет четкой позиции относительно дальнейшей поддержки отрасли.

Технологический прогресс российских сельхозмашиностроителей заметен невооруженным глазом, сказал председатель Российского агротехнического форума, президент ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин.

«Успехи были достигнуты благодаря целостной политике государства. Были разработаны меры по поддержке НИОКР, экспорта, продвижения техники на внутренний рынок. Сейчас по разным причинам политика в области сельхозмашиностроения пересматривается», — отметил он.

«Программа 1432», по мнению многих машиностроителей — самая эффективная мера поддержки, сказал Бабкин. Она сохранена на ближайшие три года, но в 2020 г. на ее финансирование заложено 7 млрд руб. вместо 8 млрд руб., о которых говорил премьер Дмитрий Медведев.

«В 2019 г. на программу было выделено 11 млрд руб., они израсходованы, на сегодня российские машиностроители передали крестьянам технику, по которой государство должно выплатить 15,1 млрд руб. В последние годы наша отрасль потребляла субсидии в размере порядка 16,5 млрд руб. в год Вопрос в том, увидим ли мы обещанные 8 млрд руб. и будут ли дополнительные средства, если субсидии будут выбраны в середине года. Нужно либо увеличивать сумму, либо уменьшать скидку», — заметил Бабкин.

Субсидии производителям машин и оборудования для пищевой и перерабатывающей промышленности (компенсация 15% стоимости техники) тоже подвергаются пересмотру, отметил Бабкин, в результате некоторые предприятия выбыли из числа получателей. Одновременно не погашены долги по субсидиям за предыдущие годы — речь о сотнях миллионах рублей уже предоставленных скидок покупателям. Правительство решило реформировать еще несколько программ: льготные кредиты на приобретение спецтехники, субсидии на пилотные партии средств производства — на смену им должны прийти другие меры поддержки, но они не сформулированы.

Обеспеченность техникой сельского хозяйства в России ниже, чем в других странах: 1,5 лошадиные силы на гектар против 8,5 л.с. в Штатах и 5 л.с. в Белоруссии. Это сказывается на том, что урожайность в России ниже, чем во многих других странах. Кроме того, в России тяжелая структура парка, 43% машин старше 10 лет, они уже не должны использоваться.

Количество машин, находящихся в эксплуатации сельхозтоваропроизводителей, сокращается, рассказал директор департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Роман Некрасов. «Другой тревожный сигнал — уменьшается энергообеспеченность российского сельского хозяйства. Из-за этого потерянный урожай, несвоевременное выполнение агротехнических мероприятий. Самые низкие показатели в значительной части аграрных регионов: Оренбургской, Пензенской, Челябинской и других областях».

«Программа 1432» относится к полномочиям Минсельхоза, однако средства распределяет Минпромторг. Заместитель министра промышленности и торговли Александр Морозов подтвердил, что недофинансированность программы — основная проблема. В целом господдержка отечественного машиностроения будет идти по трем направлениям: стимулирование спроса на внутреннем рынке, поддержка проведения НИОКР и стимулирование экспорта. В Минпромторге реформу мер поддержки объяснили стремлением повысить их эффективность.

«Если раньше мы формировали определенный процент, который мы субсидировали в виде скидки или процента от затрат, то сегодня мы формируем конкурсную массу заявок. Приоритет получат компании, которые при меньшем объеме государственных средств могут реализовать больше своей продукции. Это вполне рациональный подход», — рассказал заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации Александр Морозов.

Сельхозмашиностроители отмечают, что этот подход приведет к тому, что система потеряет свою стимулирующую суть. Для получения субсидии предприятия начнут искусственно приводить показатели в соответствие с требованиями министерства, говорит генеральный директор «Евротехники» Вадим Смирнов:

«Новый механизм нацелен на то, чтобы дать меньше денег, размазать субсидии тонким слоем на большее число предприятий. В итоге в отчете увеличится объем техники, закупленный якобы с господдержкой, но по факту эти деньги ни на что не повлияют: предприятия уменьшат субсидируемый процент с 15% до 5%, чтобы заявиться на меньшую сумму, и будут продавать тот же объем техники. Это уже не стимул для сельхозмашиностроителей, а приятный бонус».

Каждая пятая машина в сельском хозяйстве закуплена через «Росагролизинг», рассказал гендиректор компании Павел Косов. Средняя ставка для крестьян — 3-3,5%. Мифнин, напомним, уже с 2020 г. хотел заменить ряд существующих субсидий на покупку российской сельхозтехники единой лизинговой субсидией. «Ее внедрение не предполагает сиюминутной отмены ранее действовавших мер. Поэтому процесс адаптации не будет „губительным“ ни для отрасли лизинга, ни для АПК», — пояснил Косов.

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергей Лисовский оказался в числе сторонников реформ, которые машиностроители связывают с будущей нестабильностью. Он заявил, что «программа 1432» изжила себя. «Претензия сельхозпроизводителей в том, что не они сами выбирали технику, им приходилось выбирать из перечня участников программы. Цену тоже устанавливал производитель, который давал скидку. Много вопросов относительно того, есть ли скидка в принципе и какая она на самом деле», — заявил Лисовский.

Ответ на выпад сенатора позже прозвучал из зала от покупателей техники. Представитель агрофирмы «Родина» отметил, что трактор до программы поддержки стоил 17 млн, субсидирование снизило цену для покупателя до 11,5 млн руб.: «Сегодня, спустя пять лет работы программы, трактор стал всего на 200 тыс. дороже. Это значит, что цена не завышается. Как сельхозтоваропроизводитель я хочу, чтобы „программа 1432 осталась“, благодаря ей нам не нужно кормить банки».

Программа окупаемости сельхозтехники должна иметь пятилетний период, считает директор АФГ «Националь Агро» Алексей Попов. Субсидирование части стоимости и программы «Росагролизинга» позволяют выполнять это условие. «Выражаем озабоченность, что если действующие программы будут заменены на другие, планы обновления парка сельхозтехники на нашем предприятии могут свернуться. Это волнует всех «сельхозников», — сказал Попов.

По мнению Константина Бабкина, заявления о якобы неэффективности программы субсидирования покупки российской сельхозтехники — результат ведомственных игр. «Возможно, Минсельхозу хочется распоряжаться своими деньгами, распределять их среди аграриев, а не отдавать машиностроителям. Узкий ведомственный подход порождает нестабильность, каких-либо объективных причин для отмены программы я не вижу», — заявил Накануне.RU Константин Бабкин.

Сельхозмашиностроителям предложили найти новые точки роста в производстве техники для фермерских хозяйств. Это небольшие машины, которые сегодня, в основном, импортируются. Машиностроителям рынок интересен, но турбулентность в регулировании сельхозмашиностроения не дает им решиться на многомиллиардные инвестиции в освоение новых видов техники.

«Нельзя произвести один малый трактор, нужно запустить серию, производство двигателей, трансмиссий. Это инвестиции в сотни миллионов долларов в год. Причем, неизвестно, к чему эти инвестиции приведут. Мы можем работать над проектом не год, а 10-20 лет, открыть завод, а потом нам объявят о повышении налогов и ставок по кредитам, о сокращении субсидий. Этот завод так и не будет достроен. Такое убитое экономикой предприятие есть почти в каждом регионе страны. Нам важно удержать те сегменты, которые мы имеем», — рассказал Константин Бабкин, добавив, что вопрос заключается в экономической политике государства в целом.

Рынок сбыта для таких машин действительно есть, поделился своим мнением с Накануне.RU Павел Косов: «Ежегодно мы закупаем белорусской техники на миллиарды рублей — это малый и средний сегмент. Минпромторг старается эту тематику „лечить“, например, появился СПИК на сборку чешского трактора в Коврове. Спрос говорит о том, что 10-12 тыс. белорусских тракторов предприятия закупают без каких-либо мер господдержки».

Решение проблем сельского хозяйства гендиректор «Петербургского тракторного завода» Сергей Серебряков предложил начать не с частных случаев — выстраивания системы субсидий, программ локализации — а заняться экономикой в целом. Представители АПК не раз упоминали высокие процентные ставки, рост налогов для малого бизнеса, увеличение цен на топливо.

«По какой причине АПК нужна господдержка? Почему сельское хозяйство остается самой закредитованной отраслью? Мы сфокусировались на мерах поддержки и постоянно находимся в состоянии шока: будет программа или не будет, 2 млрд дадут нам или 22 млрд, а если дадут — то будут ли новые правила. Но надо понимать: в условиях, когда сама система больна, мы никогда не добьемся рывка в отдельной отрасли. Платежеспособный спрос падает, издержки на селе и цены не дают выполнять поставленные перед нами задачи. Поэтому отрасль начинает сильно зависеть от господдержки. Первое, что нам нужно — наладить макроэкономические условия», — выступил Серебряков.

Источник: Накануне.RU

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
На агротехфоруме обсудили вопросы господдержки сельхозмашиностроения