Антигосударственная деятельность, узаконенная государством

Сам банк — это просто рабочий инструмент для банкира, типа плуга-жатки. Банкир учреждает банк, проводит посевную кампанию — рекламирует создание нового банка, следит, как клиенты и вкладчики несут ему свои деньги — ждёт созревания посевов, потом собирает урожай — профессионально выкачивает из банка деньги. Дальше он с чувством выполненного долга пишет заявление на увольнение по собственному желанию. Сам пишет, сам подписывает, сам выписывает себе выходные и премиальные и затем едет отдыхать в тёплые и тихие страны.

Государство бдительно следит, чтобы во время всего этого процесса покой банкира не был нарушен: присылает ему на смену временного управляющего, выплачивает компенсации по застрахованным вкладам, успокаивает акционеров хорошей организацией банкротства банка и честным распределением того имущества, которое забыл прихватить с собой уволившийся банкир.

Такой порядок предусмотрен законом.

Ответственный (честный) банкир поступает так: возвращает все деньги своим вкладчикам и клиентам, выплачивает зарплаты работникам, которых он нанял на работу, уплачивает все налоги, с извинениями возвращает суммы паёв, долей и т. д. акционерам банка, а затем, отпустив всех с миром, подсчитывает, сколько осталось ему лично.

Но так поступают только честные люди.

Профессиональные банкиры так не поступают. Поэтому среди банкиров-профессионалов честных людей не бывает. Поэтому сами банкиры так определяют суть работы банкира-профессионала: честный обмен между банкиром и его клиентом, в результате которого клиент получает все профессиональные знания и опыт банкира, а банкир — весь капитал клиента.

А куда же смотрит государство?

А государство принимает необходимые законы, чтобы банкиру-профессионалу было удобно и комфортно осуществлять свою профессиональную деятельность.

Первое: освобождает его от ответственности, принимая закон об акционерных банках (как и все законы о компаниях с ограниченной ответственностью). Второе: разрешает банкиру действовать под прикрытием трудового законодательства — работай, пока в банк несут деньги и пока есть из чего начислять себе оклады и премии. А кончились деньги — садись за стол и пиши заявление об уходе. Третье: чтобы обозлённые вкладчики не надоедали собирающему чемоданы банкиру, им предлагается воспользоваться законом о страховании вкладов. Конечно, не любых вкладов и не на полную их сумму! Но на некоторую достаточную сумму — чтобы вкладчики отвлеклись и поспешили к государственной кассе и не тратили бы своё время на охоту за ускользающим банкиром. Четвёртое — расстроенным акционерам банка предлагается личное (и совсем бесплатно!) участие в ток-шоу под названием «Разбирательство в суде по банкротствам». Самого банкира уже и след простыл, денег в банковских сейфах и на его счетах тоже уже нет, но можно аукционно побороться за кой-какую мебель и за бронзовый письменный прибор со стола банкира. И пятое — банкиру вежливо предлагается некое время воздерживаться от инициации нового банковского бизнеса.

Помимо прочего банки дают кредиты, осуществляют расчёты, предоставляют банковские ячейки для хранения личных ценностей. Но для этого не нужно привлекать жуликов и мошенников, придумывать средства и пути освобождения их от ответственности?

К сожалению, в банковском бизнесе честных людей не бывает. Банкир — это тот капитан, который ведет своё судно (банк), пока на нём всё в порядке. Но как только на судне (в банке) намечаются неполадки, он немедленно — и обязательно самым первым! — сходит на берег. Правда, иногда он может сказать: «Там у вас ребята что-то не так с мотором, да и в трюме что-то становится мокровато. А винты не ищите, я их уже продал!», но может и промолчать.

На самом деле весь мир поражен болезнью, которая называется «банкоголизм». По-старому — злобное, бессовестное и безжалостное ростовщичество. Рассмотрим пример. Предположим, вы даёте деньги в долг своему знакомому. Потом ты вдруг узнаёте, что он попал в тяжёлое финансовое положение, и что быстро он не сумеет из него выбраться. Что вы сделаете в этом случае? Нормальный человек постарается узнать, чем ему можно помочь. А если увидит, что он через какое-то время может опять встать на ноги, то даст ему отсрочку по платежам, если тот пообещает, что будет делать всё возможное, чтобы вернуть свой долг.

Но настоящий банкир так не сделает, а сделает совершенно обратное: он немедленно начнет обкладывать своего несчастного должника таким количеством дополнительных процентов, штрафов и иных поборов, чтобы исключить всякую возможность для этого должника поправить свои дела. Причём банкир заранее так продумывает тексты своих кредитных соглашений, чтобы его должник платил, платил и платил, а сумма его долга банку не уменьшалась, а увеличивалась!

Как это достигается? Должнику не разрешается ни цента внести в погашение его начального долга, пока он не внесёт все, опять же, до цента, накрученные на него штрафы и неустойки. И этот маразматический, античеловечный порядок всецело поддерживается государством, именно таким образом сформулированы законодательные нормы.

Должник перед банкиром — заведомый преступник. Ну а если наоборот, то у банкира есть масса приготовленных для него государством всякого рода уловок и предохранительных сеток. Все последние десятилетия именно банки, и притом именно крупные банки были зачинщиками и главными виновниками всех сколь-нибудь значительных мировых кризисов. Банкиры, если их не ограничивать должным и определённым образом, всегда стремятся аккумулируемые ими капиталы общества направлять именно на краткосрочные и рискованные, но приносящие им высокие доходы спекулятивные операции на биржах и в торговой деятельности. Поскольку банкиры рискуют всегда чужими капиталами, то конечный эффект от такой их активности всегда негативный — что выражается в резком повышении неустойчивости рынков и ведёт к торможению экономического роста и развития. Насыщение банков дополнительными капиталами и увеличение массы прибылей банков (включая и рост окладов и бонусов, получаемых управляющими банков) представляет собой прямой вычет из капиталов и доходов производительного сектора экономики, что самым явным образом сказывается на темпах и качестве развития соответствующих стран. Тут всё и для всех ясно — для всех, кроме банкиров.

Но на самом деле и они всё понимают. Просто этот порядок, которые некоторые называют финансовым капитализмом, или даже финансовым империализмом, их очень устраивает. Этот порядок можно назвать системой «процентного рабства». Если взять аналогию с налогами, то правильный термин — «ярмо ростовщичества». Но разница в том, что налоги мы всё же платим государству, а проценты — прожжённым жуликам, банкирам. И что самое здесь неприятное — что эти жулики устроились так, что они наживаются на несчастьях других. И когда ссуженные ими деньги не возвращаются им в срок, то они этому только радуются!

Не может быть? Судите сами. Прежний — ответственный — банкир-собственник был заинтересован в сохранении должника, поскольку ему было важно вернуть свой капитал. А нынешнему освобождённому от всякой ответственности, банкиру-управляющему (банком) главное, чтобы шли текущие платежи (проценты, штрафы, и т. д.), поскольку именно из них он получает свои оклады и премии. На должника ему абсолютно наплевать, а сокращение ссуженного банком капитала для него — дальняя перспектива, до этого времени он, может, и не собирается работать в своём банке. А государство, со своей стороны, вносит свой вклад в такое изменение мотивации банкиров. В частности путём введения механизма облегчённого банкротства, с помощью которого должник может на вполне законных основаниях избежать уплаты своего долга. В учебниках и в законодательных актах много говорится и утверждается, что банки «помогают развитию», что они мобилизуют «праздно лежащие» капиталы на финансирование полезных проектов, что банки надо постоянно и щедро «капитализировать», что без использования расчётного обслуживания банков «сразу всё встанет» и т. д. Всё это — абсолютная ложь.

Давайте начнём с того, что в определении «банки — это кредитные учреждения» сразу две лжи. Первая ложь — что банки создаются именно для выдачи кредитов. На самом деле для выдачи кредитов ничего создавать не нужно. Доставай деньги из кармана и раздавай под процент всем желающим. Ну, всем — если знаешь, как потом эти деньги с них выбить, а так, конечно, не всем, с отбором по своим требованиям. Такая практика известна давно, она называется — «передача денег в рост» или «ростовщичество».

Банки же создают как раз те люди, которые раздавать свои деньги — или вообще как-то рисковать ими — никак не хотят. Их желание: просто сесть на денежные потоки и стричь с них свой доход — побольше, побыстрее и безо всякого риска. И самое главное — что «кредита» (доверия) эти люди требуют только для себя, для других они этого понятия вовсе не признают и не принимают. И действительно, тот, кто брал хоть раз кредит в банке, знает, что сначала его «просвечивают» со всех сторон (причём в банке, в отличие от «старого, доброго КГБ», заставляют весь «компромат» на себя собирать самому), потом заставляют убедительно доказать, что в деньгах он совсем не нуждается, и затем требуют принести ещё массу поручительств и страховок, которые должны убедить банк, что если вы вдруг перестанете «обслуживать кредит» (т. е. производить платежи в погашение полученной ссуды и процентов по ней), то у банка будет в запасе, по крайней мере, три адреса, по которым ему гарантируется возврат всех ваших долгов — немедленно и в полном размере. И кто тут что-то говорит о «кредите»? Ясно, что «кредитом», т. е. доверием, здесь и не пахнет.

Однако следует сразу оговориться: известны случаи, когда банкиры выдают кредиты — и очень крупные! — удивительно легко и проворно. Но это всё — не про нас и не для нас. Надо быть жуликом, и жуликом крупным, чтобы суметь убедить банкира: а) что эти деньги вы точно не вернёте; б) что «откат» будет немедленным и убедительным и в) что страховать здесь ничего не надо, поскольку страховые платежи сразу «заминусуют» и долю самого банкира. Правда, практикуемый в таком банке «кредит доверия», как мы видим, — весьма специфический, и потом судьба этого банка может найти соответствующее отражение в материалах последующего уголовного дела (но не обязательно; прокуроры — тоже люди и банкиры предпочитают с ними дружить). Вторая ложь — это ловкий трюк, проделанный с подменой законодателями понятия «банкир» на понятие «банк», замещение ответственного человека на безответственную организацию. Банковский бизнес — это взять деньги у одних и отдать их другим. При этом взять надо дёшево (или вообще бесплатно), а отдать — как можно подороже. И в целом вся эта схема вполне укладывается в агентский договор, по которому агент выполняет всё, что обещал (первым — вернуть, а со вторых — собрать), и в остатке имеет своё собственное (агентское) вознаграждение. Но оно, это вознаграждение, может быть, а может и не быть: к примеру, агент сам просчитался, заемщик прогорел или вообще сбежал и т. д.

Но как раз вот этот момент банкиров не очень устраивал, и тогда они решили пойти на поклон к государству: мол, давайте сделаем так, чтобы доход нам гарантировался, а ответственности — никакой. Ну ладно, сказало банкирам государство, вот вам «ограниченная ответственность», создавайте банковские конторы, учреждайте банковские дома, вкладывайте в них свои капиталы, и в пределах этих вложений у вас и будет ваша «ограниченная ответственность». Нет, так дело не пойдёт, тут вы нас не поняли, отвечают банкиры, нам нужна не ограниченная ответственность, а ответственность никакая. Ну давайте, создавайте публичные (анонимные) банки-корпорации, приглашайте туда акционеров (если найдутся такие чудаки!), а дальше и рулите их деньгами. Вот это уже лучше, но всё же и акционеры могут оказаться слишком настырными (скажут — давайте, банкиры, нам дивиденды, а то и вам доходов не видать!), а клиенты даже где-то и наглыми (срок пришёл, давай, банкир, мой депозит «взад» и не забудь причислить к нему и мои проценты). Тогда вот вам Трудовой кодекс, оформляйтесь в свой банк как его «работники», и получайте свой доход гарантированно, до всяких возвратов вкладов клиентам и дивидендов — акционерам. А поскольку вы в этом банке не просто «работники», а «работники руководящие» (определение «ответственные» здесь категорически не годится), то сами определяйте себе и оклады, и бонусы, и всякие прочие соцпакеты.

Теперь с клиентами. Тут дело посложнее. Вы, друзья-банкиры, всё же когда вклады от них получаете, как-то за них расписываетесь. И потом народ встречается разный, могут и по голове бейсбольной битой настучать. Поэтому здесь «чисто в ноль» не получится, придётся несколько и вам ужаться. Скажем, давайте, введём типа корпоративное страхование вкладов. Вроде круговой поруки: один украл, а остальные за него сбрасываются. Во-первых, первого мы от биты убережём, а во-вторых, и другим тоже не будет обидно: придёт время, и они по той же схеме уже и свои банки обчистят. В итоге создаётся интересная модель «банковского дела», при которой у банкира доходы (активы) — всё и сразу — «свои», а обязательства (пассивы) — как-то потом и всё — «чужие». Плюс к этому как бонус — уважение в обществе и прямой доступ в высокие государственные кабинеты. А в этих кабинетах все уважающие друг друга люди быстро находят и общий язык, и общие интересы.

Вы сомневаетесь? И напрасно! Например, принят закон, по которому банкам разрешено создавать из своих прибылей свободные от налогов свои «резервные фонды» (другим коммерческим предприятиям такого права почему-то не предоставлено). Кроме того и обязательные взносы банков в общегосударственный фонд страхования вкладов населения также засчитываются в счёт их текущих налоговых платежей.

Ну и до кучи — НДС для банков, конечно, неприемлем! И из этих же кабинетов выходит «высокая государственная политика»: банки надо обильно «капитализировать», а стране нужна срочная «банкизация» (разумеется, не электрификация, газификация или всякая там прочая индустриализация), всякую помощь бизнесу надо, конечно, проводить обязательно через банки («иначе разворуют!»), в кризисы «спасать» надо, прежде всего, конечно, банки (но не все, а только крупные), ну и, разумеется, управляющие банками должны иметь оклады, в разы превышающие заработки менеджеров в других отраслях экономики. Правда, есть некоторые неувязки, но на них не стоит обращать внимания. К примеру по мнению некоторых экспертов все последние финансовые кризисы устроили именно крупные банки, что наполнение банков дополнительными капиталами на самом деле означает уменьшение инвестиций в производительный сектор экономики, что рост прибылей банков (и окладов их управляющих) — это уменьшение доходов клиентов этих банков, и т. д.

Но всё это не важно. Поэтому, уважаемые банкиры, смело добавляйте к вашим услугам побольше «добавленной стоимости» — своих окладов, прибылей, бонусов, и т. д. — ничего вам за это не будет. Народ поймёт! Скажите, что если не будет для вас налоговых льгот, клиенты будут обслуживаться в брезентовых палатках на холодном ветру. А всем вам, посторонним, никак не надо заглядываться на оклады и бонусы банкиров — вы же не хотите, чтобы вашими деньгами «крутили» нищие и голодные люди!

Итак, всему этому мы должны верить. И главный аргумент — что везде в мире всё как раз так и устроено. А так ли это?

А как за рубежом?

Возьмём США. В этой стране создавать банки и руководить банками могут только люди, отвечающие критериям «состоятельности» (надо доказать, что ты реально богат и в банковскую деятельность идёшь совсем не для получения личного дохода), «порядочности» (иметь безупречную репутацию, пользоваться безусловным доверием в деловых кругах и не иметь никаких подозрительных связей) и наличия «профессионального опыта». Последнее, подчёркиваем, на последнем месте. И ещё, в этой стране местных банков (малых и средних) — более 10 тысяч, и все они создавались по простой схеме: собираются в некотором городке, скажем, пятеро крупных (по местным понятиям) промышленников и торговцев и обнаруживают, что у каждого из них есть свои проекты расширения своей деятельности, а текущих ежегодных накоплений на их разовую реализацию у каждого не хватает. Предположительно, каждому надо копить на свой проект пять лет, а до этого их накопления будут просто простаивать. Тогда они решают: давайте будем передавать все эти накопления, вот, например, Биллу Джексону — он самый достойный из нас, он и будет нашим банкиром. А он с нашего согласия из этих средств в первом году даст кредит на проект первому из нас, затем — второму, и т. д. Ну и дальше, если дело пойдет, пусть так и работает как наш местный банкир. И таким банкирам лицензии на учреждение банка выдавались (и выдаются) именно на местном уровне властями данного штата и именно на оказание банковских услуг в этом городке, в данной местности. За пределами этого территориального образования данный банк работать права не имеет, но зато он вправе рассчитывать, что и власти другой лицензии, другому банку на деятельность в данной местности уже не выдадут. При условии, конечно, что власти сочтут, что «покрытие» этой местности банковским обслуживанием вполне обеспечено. Фактически тот же принцип, что и для работы частных нотариусов: один нотариус — на один район, где он и монополист, и лично полностью и за всё ответственное лицо.

Это всё — для учредителей банков. Но означает ли это, что человек, не имеющий личного состояния, не может стать управляющим банком? Нет, для этого есть такое понятие, как provisions — реальные денежные поручительства, которые могут дать данному претенденту другие лица. Такие «поручительства» обычно составляют от миллиона долларов и выше, и они заменяют справку о состоятельности для претендента на занятие должности в банке. Смысл их в том, что если банку будет нанесён какой-то ущерб от действий данного менеджера, то этот ущерб будет возмещён как раз его поручителем (без суда, в порядке «дружественного разбирательства», в суд идут уже по факту действительно серьезного правонарушения). Как очевидно, такое поручительство получить весьма непросто, и на самом деле их чаще всего выдают прямым родственникам или лицам, к которым испытывают особое доверие.

И вообще, во всех странах англосаксонского права прямая личная материальная ответственность банкира перед своими клиентами подразумевается практически во всех вариантах банковской деятельности: в акционерных банках для их управляющих — provisions, в инвестиционных банках — солидарная ответственность партнёров, в различного рода финансовых фондах — на основе концепции «траста».

А в других странах? В странах исламского «бэнкинга» личная ответственность банкира контролируется самым жёстким образом. В Европе по концепции «траста» Швейцария, Люксембург и другие финансовые центры примыкают к «англосаксонскому миру», во Франции, Италии и Австрии крупные банки вообще принадлежат государству, в Германии банкиры традиционно едва ли не большие «государственники»-националисты, чем лидеры политических партий. А в Японии банкиру достаточно только намёка на «потерю лица», чтобы он сразу бежал к ближайшему окну, уже даже и не считая, сколько этажей ему придётся пролететь до полного приземления. Ну, а про Китай и говорить нечего, там проворовавшихся банкиров просто расстреливают.

И вот несколько практических советов тем, кто всё же вынужден иметь дело с банками. Во-первых, нужно стоять на том, что на финансовом рынке мы все равны. Поэтому если банки заставляют нас представлять массу личной информации о себе, когда мы берём у них деньги, то вполне разумно, чтобы мы требовали у них точно такие же объёмы личной информации в тех случаях, когда мы даём им деньги. Давайте мы будем требовать такой же полной информации о людях, которые будут распоряжаться нашими деньгами (директора и управляющие банков, главные бухгалтера, старшие трейдеры, начальники кредитных отделов и т. д.). Во-вторых, в частных банках нас заставляют подписывать бумаги, которые мы часто не может даже правильно понять (их специально с такой целью пишут очень квалифицированные юристы, которые нанимаются банками И, кстати — как раз за наш счёт!). Много текста, и всё — обязательно мелким шрифтом. А мы тогда давайте будем требовать, чтобы в банках перед подписанием сами банкиры нам читали вслух все их бумаги.

Теперь что касается расчётов. Денежные расчёты в современном мире — это система коммуникаций. Деньги давно никто не пересылает с места на место, пересылают информацию, а для этого корыстные финансисты совсем не нужны, нужны надёжные и защищённые системы связи, связывающие между собой субъектов финансовых и экономических отношений. А это на самом деле чисто техническая задача. В розничной торговле свои расчётные системы на основе кредитных карточек создавали крупные магазины и сети бензозаправок. Существовали и существуют также и системы «серых переводов», сейчас же для расчётов активно используется Интернет. Таким образом для создания правильной и надёжной системы расчётов банки совсем не обязательны, более того, участие частных банков в системе расчётов только создает дополнительные риски для их клиентов. К примеру, у нас даже расчёты со своим государством граждане должны осуществлять почему-то только через частные банки. А ведь и наши пенсии в таких банках могут застревать, а налоги до государства и вовсе не доходить.

Резюме:

- мы, как нормальные люди, вовсе не нуждаемся в наличии десяти банков на каждой улице;

- мы, как потребители расчётных услуг, совсем не хотим терять время на сравнение условий расчётного обслуживания в разных банках;

- мы, как налогоплательщики, не просим частных банкиров «встревать» в наши отношения с государством;

- и, наконец, мы, как субъекты рыночных отношений, вовсе не видим никакой необходимости брать на себя все эти риски и сложности только для того, чтобы частные банкиры на этом дополнительно зарабатывали себе огромные прибыли (и добавим опять, ещё раз, к этому — что пополнение капиталами банковского сектора означает именно сокращение инвестиций в производительные отрасли экономики).

Источник: сайт движения «Федеральный сельсовет».

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Приоритет для Госдумы — закон о прогрессивном налогообложении. В «ПАРТИИ ДЕЛА» предложили свою шкалу