И то, что было очевидным и воспринималось и победителями и побежденными однозначно, сегодня подлежит коренному пересмотру. И в первую очередь причины и виновники развязывания самой кровавой в истории человечества драмы. Причем, прочитывается прочный союз между европейскими и российскими либералами, протащившими даже резолюцию Евросоюза об одинаковой ответственности руководства СССР и фашистской Германии за развязывание второй мировой. В российских СМИ и соцсетях идет нешуточная драчка историков — профессионалов и лжеисториков от политики по тем же вопросам. В России (СССР) это началось гораздо раньше, чем в Европе. Генерал — лейтенант Волкогонов, начальник института военной истории, доктор исторических наук, еще в конце 80 — х г.г. прошлого столетия попытался переписать историю Великой Отечественной войны в формате десятитомника, но получил жесткий отпор от участников войны и руководства Министерства обороны СССР (Язов Д.Т, — министр обороны СССР, Ахромеев С.Ф. — начальник Генштаба и др.). Волкогонов был отстранен от должности и уволен с военной службы. Позднее, став советником Ельцина, он сосредоточился на публикации своих вымыслов в книжной сфере. Кстати, генерал Волкогонов ни дня не участвовал в боевых действиях Красной Армии. К сожалению, в эпоху Горбачева и раннего Ельцина, извращению событий Великой Отечественной войны способствовал член Политбюро ЦК партии, секретарь ЦК по идеологии, участник боевых действий А. Яковлев. Именно эта группировка запустила процесс пересмотра истории 1941 — 1945 г.г. Это от них пошло, что Сталин спровоцировал трагедию, планируя превентивный удар, что мы завалили Европу трупами наших солдат и т. п. Естественно, либеральная Европа, а затем и США подключились к операции по демонизации руководства Советского Союза, командного состава Красной Армии, советского солдата. В некоторых постсоветских и очень «независимых» новых государствах были подхвачены версии российских либеральных «историков» и лжеспециалистов. В последние годы очередным этапом спецоперации «история второй мировой» стало столкновение мнений внутри РФ об игнорировании Сталиным донесений советских разведчиков и его неверие в возможность агрессии со стороны Гитлера. Выскажем свою позицию, основанную на документах и свидетельствах очевидцев и участников.

И прежде всего прошу читателя, обратиться к документам (постановления правительства, директивы и приказы военного командования, планы военной деятельности) гитлеровского командования и советского военно — политического руководства. Читаем сообщение верховного командования сухопутных войск от 27 августа 1938 года: «Ни одна из держав мира не сможет противостоять германскому натиску. Мы, немцы, поставим весь мир на колени. Немец является абсолютным властелином мира, который будет решать судьбу Великобритании, России, США, уничтожая все живое на пути к мировому господству. Завтра целый мир встанет на колени перед немцами». (Документ был предъявлен Нюрнбергскому трибуналу. Цитирую по: «Обозреватель» № 5, май 2021 г. С. 7–8). Разве можно представить подобную публикацию в журнале советских сухопутных войск? В приказах вермахта, структурах «СС», ссылаясь на волю фюрера в головы военнослужащих вбивалась необходимость «искоренить либерализм и коммунизм в Европе, построить новый мировой порядок под эгидой Великой Германии». То есть, гитлеровское командование строго следовало политике фюрера, что в последующем и отразил Нюрнбергский процесс. Что касается нынешних искателей причин развязывания второй мировой, то рекомендовал бы им выяснить причины покорения Гитлером практически всей Европы по предлагаемой либеральными оппонентами методике обвинения Сталина и СССР в подготовке превентивного удара по Германии. И еще один момент следовало бы подчеркивать в противостоянии за историю: какое государство Европы не участвовало в походе на Россию в июне 1941 г.? На стороне Гитлера. Какая из европейских стран не имела дивизий и бригад «СС»? Просто, направлять запросы в ПАСЕ, в ЕС. Попросить президента Франции сообщить имена наиболее стойких защитников нацистского режима в Берлине в апреле — начале мая 1945 из числа французов дивизии «Ваффен — СС» «Карл Великий» и принести соболезнования за их гибель от советских воинов.

А теперь о разведке и «неготовности» СССР к отражению нападения гитлеровцев 22 июня 1941 — го. Разведка установила: немцы сосредоточили против СССР 190 дивизий, насчитывающих 5.5 млн. солдат и офицеров, большинство из которых прошли войну в Европе. Дивизии были отмобилизованы до полного штата, насыщены танками (4, 5 тыс. танков), тягачами, бронемашинами и артиллерией. В ответ советское руководство сосредоточило в западных военных округах 170 дивизий и две бригады, меньшей чем к немцев численности, со скромной моторизацией, средствами ПВО, но, тем не менее, достаточных для ведения оборонительных действий. Стратегическая разведка в целом правильно оценивала намерения противника, направления его вероятных ударов и даже примерные сроки нападения. Не буду останавливаться на известных читателю фактах. Сталин и военное руководство понимало, даже после подписания пакта Молотова — Риббентропа 23 августа 1939 г., что война неизбежна. Сроки войны, естественно, прогнозировались, и они зависели от развития ситуации, в том числе и от действий Советского Союза. Но главный вопрос для Сталина состоял в следующем: совершит ли нападение Германия в одиночестве (пусть даже с участием покоренных ею стран), или же Гитлеру удастся привлечь на свою сторону Англию, Францию, Италию, Испанию, Турцию, Японию и некоторые другие страны (Иран, например). Прочитывается в предвоенные годы четкая линия СССР на отсрочку гитлеровского нападения и формирования условий для создания антигитлеровской коалиции. В 1940 году огромными дипломатическими усилиями удалось подписать Соглашение о нейтралитете с Японией. СССР и Англия ввели войска в Иран. Отказавшись от соглашения с СССР о противодействии Гитлеру (август 1939 г.), Франция потерпела в 1940 г. сокрушительное поражение (фактически продержалась три недели) и весь свой военный и экономический потенциал передала Гитлеру. Это обстоятельство ломало все советские прогнозы. Англия, вступив 3 сентября 1939 г. в войну с немцами, несла тяжелые потери и в составе британского руководства раздваивались мнения: вести войну или договориться о перемирии. «За первые шесть месяцев 1940 года мы потеряли 760 торговых судов, потопив лишь 12 подводных лодок немцев», констатировал военно — морской атташе Великобритании в Москве. («Красная звезда. 1991. 19 августа). В Британии развивался серьезный кризис, росла угроза голода, промышленность, работавшая на привозном сырье была на грани остановки. США оставались вне европейской войны и только в марте 1941 г. Конгресс США принял закон о лендлизе, позволявшем оказывать помощь Британии. В мае 1940 г. ближайший человек Гитлера, заместитель по партии Р.Гесс. Как, полагали в руководстве СССР для склонения Великобритании к миру или к нейтралитету. Посол СССР в Лондоне И. Майский и разведка сообщали о склонности некоторых членов королевской семьи встретиться с Гессом для ведения переговоров о перемирии. У. Черчилль был категорически против. Он заявил советскому послу И. Майскому, что предпочтет коммунистический режим в Германии гитлеровскому нацизму. Кстати, У. Черчилль организовал информирование Сталина о действиях Гитлера по подготовке к удару по СССР. Но это не являлось гарантией от нападения на СССР: перемирие Гитлера с Великобританией было весьма вероятным. В преддверии 22 июня 1941 г. в Британии развернулась информационная компания о скором ударе советских дивизий по германским войскам. В апреле 1941 г. в Когрессе США проводились слушания о войне в Европе. По предложению Г. Трумэна, была принята позиция США: если Германия нанесет удар по СССР, рассмотреть вопрос об оказании помощи Советской России. Если СССР спровоцирует или нанесет превентивный удар по Германии, США быть готовым оказать помощь Германии. Стоит отметить и тот момент, что в планах подготовки плана «Барбароса» предусматривалась операция прикрытия — дезинформация противника, в том числе и через демонстрацию подготовки к вторжению на Британские острова, мощного удара в сторону Ближнего Востока (за нефтью).

18 июня 1941 г. был подписан Договор о дружбе и ненападении между Турцией и Германией.

Информация советских разведслужб и диппредставительств была обширная и в большей степени достоверная. Но почему же Сталин ей не всегда доверял? Прежде всего, он не верил в дикий авантюризм Гитлера и особенно его генералов. Фраз Сталина из воспоминаний Г. К. Жукова: «у Гитлера не хватит сил, чтобы воевать на два фронта, а на авантюру Гитлер не пойдет». Сталин оказался прав только наполовину — сил у Гитлера не хватило. Второй момент неверия Сталина разведдонесениям освещают сами разведчики: «Будучи доложенной руководству страны в разобщенном виде, информация о военных приготовлениях не создавала убедительной целостной картины происходящих событий, не отвечала на главный вопрос: с какой целью эти приготовления осуществляются, принято ли правителями Германии политическое решение о нападении, когда следует ожидать агрессии, каковы будут стратегические и тактические цели ведения противником военных действий». (Секреты Гитлера на столе у Сталина: Разведка и контрразведка о подготовке германской агрессии против СССР. Март — июнь 1941 г. Документы из Центрального архива ФСБ России. М., Мосгорархив, 1995, С. 12)

Порой публикации и дискуссии по теме о неверии Сталина донесения разведки подаются таким образом, что ничего не предпринималось по подготовке к отражению агрессии. Это не соответствует действительности. Начиная с 1927 года, именно по настоянию Иосифа Виссарионовича (доклад его на съезде партии) была принята программа по созданию мощного оборонно — промышленного комплекса, были созданы десятки КБ и НИИ, в войска стала поступать современная техника, и чем ближе продвигалась угроза, тем мощнее работал ОПК. Упомянутые 170 развернутых в приграничных округах дивизий, более 20 тыс. танков, тысячи самолетов там же, все это результат активной подготовки к войне, и разведдонесения не мешали реализации программы поставок в войска новой техники, может быть только способствовали ее корректировке. Много перлов посвящают некоторые обвинители сталинского режима «сообщению ТАСС от 14 июня 1941 г.» Мудро ответил на этот вопрос маршал А. М. Василевский: «У нас, работников Генштаба, как, естественно и у других советских людей, сообщение ТАСС поначалу вызвало некоторое удивление. Но поскольку за ним не последовало никаких принципиально новых директивных указаний, стало ясно, что оно не относится ни к Вооруженным силам, ни к стране в целом. К тому же в конце того же дня первый заместитель начальника Генерального штаба генерал Н. Ф. Ватутин разъяснил, что целью сообщения ТАСС являлась проверка истинных намерений гитлеровцев, и оно больше не привлекало нашего внимания». (Василевский А. М. Дело всей жизни. М., Воениздат. 1984. С. 96). Но что последовало после сообщения ТАСС? 14 июня 1941 г. командования приграничных военных округов получили указания вывести фронтовые (армейские) управления на полевые пункты со сроком исполнения 22 — 23 июня, а зам. наркома обороны Мерецков К.А. был направлен для оказания помощи и проверки исполнения в Западный и Прибалтийский округа. 15 июня более половины дивизий, составлявших второй эшелон и резерв западных округов начали выдвижение к первой линии обороны. К сожалению, из 32 дивизий к началу войны только 4 успели сосредоточиться в новых районах и занять оборону. 16 июня Сталин подписал постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов». Из ДВО срочно передавались в укрепрайоны 5 тыс. пулеметов и 2, 7 тыс. пулеметов тыловых частей. 18 июня командующий ВВС генерал Жигарев П.Ф. получил лично от Сталина команду организовать воздушную (детальную) разведку сосредоточений германских войск вдоль советской границы. В тот же день начальник Генштаба по указанию Сталина отдал приказ командующим западными военными округами, а также Северному, Балтийскому и Черноморскому флотам о приведении войск в боевую готовность. В соответствии с приказом войска должны были занять районы сосредоточения к 21 июня. 19 июня был направлен в войска приказ наркома обороны № 0042 о рассредоточении и маскировке самолетов все приграничных округов. Проводились еще множество мероприятий (порой лихорадочно) по подготовке предприятий, населения, продовольствия и других ресурсов к эвакуации, транспортных средств к передаче в армию. Так что, утверждения о том, что Гитлер застал нас врасплох, это фантазия.

Но почему же наши войска потерпели поражение в приграничном сражении? И виновен ли в этом Сталин? Главная ошибка наркомата обороны и Генштаба состояла в том, что к 22 июня 1941 г. не была создана и надежно оборудована первая полоса обороны. Еще в августе 1940 г. маршалом Шапошниковым Б.М. был представлен на Политбюро ЦК ВКП(б) проект плана обороны, предусматривающий упорными оборонительными действиями сдержать наступление противника, нанести ему большие потери, а затем перейти в контрнаступление. Б. М. Шапошников предлагал оборонительные действия вести не менее месяца. План был одобрен Политбюро ЦК, но никаким приказом оформлен не был. В том же году был принят другой план срочного формирования 21 механизированного корпуса, в составе предполагалось иметь по 1031 танку (по типу германских танковых групп), стали изымать танки отовсюду, оставив пехоту без бронезащиты. МК являлись наступательным средством и предназначались для мощных контрударов и развития наступления. Маршал Шапошников считал, что главный удар немцы нанесут в полосе западного военного округа, а Киевский ОВО должен будет после изматывания обороной немецких группировок, нанести мощный контрудар и перейти в наступление. На практике случилось все не так. Можно предполагать, что «киевляне» в наркомате и Генштабе (нарком, начгенштаба, нач. оперативного управления, нач. разведки и другие были выходцами из Киевского особого военного округа), сделали ставку на КОВО, и планировали немедленно после начала вторжения гитлеровцев нанести мощный удар и перейти в наступление. Но в результате растянутые по фронту обороны стрелковые дивизии не были способны удержать позиции перед мощной механизированной ударной силой немцев, надежно прикрытой с воздуха. В советских стрелковых дивизиях не было по штату ни одного танка, не хватало противотанковой артиллерии и средств ПВО. Механизированные корпуса, срочно формируемые, не провели боевых стрельб, учений, не имели надежных средств управления, противовоздушного прикрытия, средств тылового и технического обеспечения. Поэтому становились легкой добычей гитлеровской авиации и противотанковых пушек. Хотя новейших танков типа КВ и Т- 34 в войсках западных военных округов было более 1 тыс. единиц, а общее количество танков в них же превышало более 20 тыс. единиц. К этому можно приплюсовать слабую оборонительную обученность войск и штабов.

В этом я вижу причины трагедии 22 июня 1941 г., а не в Сталине.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА».

Источник фото: amogr.ru

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Путин и Россия: непрямая линия