На фоне пока еще малой открытости зарубежных стран для туристов, в связи с пандемией, российские регионы снова захватывают пальму первенства в сфере туризма. Второе дыхание получают отдаленные регионы, которые всегда славились своими удивительными местами. Сегодня федеральные и региональные власти совместно с Ростуризмом ставят задачу активнее развивать внутренний туризм, уделяя внимание уникальным российским местам. В том числе Камчатке.

Туристический поток на Камчатку растет. В 2019 году, по данным Агентства по туризму и внешним связям Камчатского края, регион посетили 240 тысяч туристов, из них более 36 тысяч — иностранцы. В 2020 году, в условиях пандемии, на Камчатке побывало около 65 тысяч человек. А вот в 2037 году Камчатка ждет у себя до 460 тысяч туристов! Это станет возможным благодаря появлению в Камчатском крае нового туристического кластера международного масштаба — «Парк «Три вулкана».

На территории курорта появится отель на 1 тысячу номеров, а также другие объекты размещения, 4 канатные дороги, 32 км горнолыжных трасс. Будет создана сеть из пешеходных экологических маршрутов общей протяженностью 157 км. В рамках развития курорта «Три вулкана» на Камчатке появится также морской терминал для круизных лайнеров, будет развиваться бальнеология. Зимой гости курорта займутся горнолыжным спортом, летом их будут ждать экотропы. Туристы смогут насладиться красотами Камчатки: их ждут вулканы и сопки, долины гейзеров, пещеры.

Однако и камчатской природе, и новым планам в отношении развития на Камчатке туризма угрожает неприятное соседство с опасным производством — золотодобычей. Местные золотодобывающие компании нарушают природоохранное законодательство. Кстати, соседом курорта «Три вулкана» оказалось месторождение Родниковое — и компания ТСГ «Асача» («Тревожное зарево»), учредители — английская Trans-Siberian Gold, которая намеревается добывать здесь золото.

Горнорудная промышленность считается одной из самых опасных для природы. А если компании не соблюдают меры защиты экологии, не оберегают и не рекультивируют территорию, то последствия регионы расхлебывают годами и десятилетиями. В процессе разработки месторождений происходит техногенное влияние на ландшафт, биоразнообразие и экосистему. При этом золотодобытчики игнорируют строгую необходимость организации очистных сооружений (хвостохранилищ и прудов-отстойников), в итоге зачастую ядовитые отходы (в сточных водах присутствуют цианиды и другие опасные химические соединения) попадают в грунт и воду.

Именно такие нарушения много лет вскрывались в ходе работы ТСГ «Асача» («Тревожное зарево»). Золотодобывающая компания постоянно получала судебные решения о наложении штрафов — в частности, по фактам сброса неочищенных шахтных вод в ручей Семейный, приток Асачи, и ручей Иреда, и наносимого вреда биосистемам рек.

А в конце декабря 2020 года Верховный суд РФ утвердил решение и о взыскании почти 139 млн рублей с компании — ТСГ «Асача» выдавала отходы IV класса опасности за более безопасный V класс. Как подобный бизнес, позволяющий себе такие масштабные нарушения, не прекращающий нарушать российские законы, не сберегающий природу, может находиться рядом с крупным международным туристическим кластером? Думается, это абсолютно несовместимое соседство.

Подобное масштабное техногенное влияние на природу привело к печальным последствиям в других странах. Например, в ходе добычи золота в бассейне реки Колумбия в США вместо 15–20 млн лососей в реку заходит лишь до 3 млн экземпляров этой ценной рыбы, причем только 5 процентов — дикий лосось, остальное — стада лосося искусственного рыборазведения. США потратили на рекультивацию и восстановление поголовья лосося до 9 млрд долларов, но популяция рыбы в реке так и не восстановилась. «Да, другие страны уничтожили свой дикий лосось. Теперь просят у нас икру, чтобы восстановить популяцию», — подтверждает Сергей Мылов, замечая, что теперь и Камчатка находится под угрозой потери популяции дикого лосося из-за загрязнения рек отходами золотодобычи.

Власти Камчатки весь последний год уделяли большое внимание борьбе с подобными нарушениями природоохранного законодательства со стороны золотодобытчиков. Думается, в ближайшее время подобному поведению горнорудных компаний будет поставлен жесткий заслон. Президент России Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию поручил ускорить принятие закона, устанавливающего финансовую ответственность предприятий за нанесение экологического вреда: «Прошу ускорить принятие закона, который установит финансовую ответственность собственников предприятий за ликвидацию накопленного вреда, за рекультивацию промплощадок». Глава государства призвал действовать жестко в сфере охраны окружающей среды.

Камчатке предстоит сделать выбор: или сохраненная природа и развивающийся туризм, или продолжение загрязнения региона опасными отходами золотодобычи. Учитывая позицию федеральной и региональной власти, выбор, безусловно, за защитой экологии. Надо исключить соседство крупных туристско-рекреационных зон и деятельность золотодобытчиков-нарушителей.

«Я не против добычи полезных ископаемых как таковой, но это надо делать, стремясь свести к нулю воздействие на окружающую среду, на человека, на природу и эстетику территории. Я на стороне тех, кто против золотодобычи на Камчатке. Мы видим, что уже и рыба не заходит в камчатские реки, и море вокруг тоже нужно оберегать от вредного воздействия. Считаю, что Камчатка вообще не то место, где надо развивать золотодобычу и вести такие масштабные разработки. У нас есть Магадан, Чукотка, там можно делать неограниченные инвестиции в золотодобычу. А Камчатка — это наша жемчужина! Край нужно сохранить как туристическое рекреационное место», — убежден Константин Бабкин, лидер ПАРТИИ ДЕЛА, председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, президент ассоциации «Росспецмаш».


Подробнее материал читайте на сайте газеты «Комсомольская правда»
Источник фото: пресс-служба ПАРТИИ ДЕЛА

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Как Сталин устроил после войны разбор полетов и почему русская цивилизация победила фашизм